Влияние голоса на нашу жизнь

Влияние голоса на нашу жизнь Саморазвитие

Интервью Игоря Алимова с Тамарой Кожуриной, актрисой и радиоведущей, в котором она рассказала про влияние голоса на нашу жизнь, и как использовать возможности голоса в повседневной жизни.

Голос влияет на жизнь

Тамара рассказывает, как умение правильно говорить помогает в профессиональной сфере, и как людям в возрасте справиться со своими психологическими барьерами.

Как голос влияет на нашу жизнь

Видеоинтервью Игоря Алимова с Тамарой Кожуриной

Транскрибация видео

Игорь Алимов: Всем привет, дорогие друзья!

С вами на связи Игорь Алимов. И добро пожаловать в наше такое интервью с удивительным человеком, человеком, которому я благодарен за свое умение вести вебинары по три часов без устали. И, наконец-таки, я рад вас с этим человеком познакомить. Это Тамара Кожурина

Тамара Кожурина: Очень приятно.

Игорь Алимов: С Тамарой мы познакомились, когда я учился в Ростовской школе радио. И не зря говорят, что «когда готов ученик — приходит учитель», потому что я помню тот момент, когда у меня появился запрос, что надо что-то делать со своим голосом.

Кстати, один из моментов, когда я это понял, — это когда мой партнер Владислав привез из Америки хорошее аудиооборудование, то есть, когда хороший микрофон появился. И внезапно я понял, что я, оказывается, говорю не так хорошо, как мне кажется. Потому что раньше казалось, что все нормально, когда говоришь на какой-то так себе микрофон, не слышишь же это.

Тамара Кожурина: Он скрывает огрехи, потому что сам огрех.

Игорь Алимов: И у меня первая мысль была: «Надо вернуть старый микрофон». На самом деле, я тогда, в первый раз, задумался о той мысли, которую, если я не ошибаюсь, как раз от вас услышал, что, когда работаешь, как радиоведущий, то спрятаться за картинку уже не получается. И что остается такой элемент работы, как голос. И с годами я понял, что этот элемент и этот инструмент важен не только для человека, который является публичным, но и для самого обычного человека, потому что мы сталкиваемся с вопросом голоса тогда, когда общаемся с работодателем, когда общаемся со своими родными и близкими, то есть то, какое впечатление мы производим, зависит от того, как мы говорим.

И как раз тогда, когда я обучался у Тамары, и потом, когда мы с ней персонально работали, я понял, что, оказывается, в обычной жизни взрослые люди, даже сами того не понимают, но они практически не умеют правильно говорить. Как раз об этом…

Тамара Кожурина: Можно я тут встряну по поводу музыки? Проект, который сейчас востребован, в данном случае, фирмой вашей, он как-то во мне родился. Название само, я ведь не думала об этом, название было буквально следующее «Язык — друг мой, голос — музыка моя». То есть какую музыку ты производишь своим инструментом, такая и идет в окружающую среду. Чем ты хочешь воздействовать: тяжелым роком, классикой, джазом или попсой? Согласись, да.

То есть в этом плане, конечно, ты очень подробно подошел, анализировал, сам себя диагностировал, и вышло то, что сейчас ты имеешь.

Игорь Алимов: На самом деле, у меня такой появляется вопрос. Наши зрители и слушатели могут задаться мыслью. Хорошо. Вы ведете интервью, общаетесь, являетесь публичными людьми. 

А на ваш взгляд, в обычной жизни умение правильно говорить, насколько важно и в чем может помочь?

Тамара Кожурина: Во-первых, голос нам неспроста Господом дан. Потому что это не просто средство общения — это средство передачи энергии. Понимаешь? Особенно сейчас, когда мы оказались в условиях, в которых мы оказались, в условиях пандемии. Дефицит общения, безусловно, был очень тяжелым. Правильно? То есть мы хотим общаться, а нельзя.

По телефону, при всем при том, что это, конечно, сейчас универсальное средство общения, ну, нельзя общаться так долго без того, чтобы не утомиться. И потом аппаратура виновата, или еще там что-то. Когда человек общается вживую, то у него нет никаких посредников. Мы общаемся с тобой, обмениваясь не только информацией, а энергией.

А энергия идет откуда? Вот, отсюда. То есть какую музыку, как я уже сказала, ты производишь, такое воздействие на человека и оказываешь. Поэтому в повседневной жизни, я считаю, что именно общение, как говорение, как обмен этими звуками, даже в природе животные звуками, скажем так, подтверждают свои намерения: или это рычание, или это урчание. Так ведь?

Мы — люди, и мы должны уметь правильно производить вот эти звуки для того, чтобы правильно нас понимали, как минимум. Все то, о чем я пытаюсь сказать своим ученикам и всем, кто интересуется этой темой, я говорю: «Ребята, вот вы ясно мыслите, ясно излагаете, и подайте это, как бы форму все-таки соблюдите. Потому что эти недосказанности, недопонятости, они порождают вражду иногда между, то есть как ты выразишься, как ты скажешь».

Агрессии в обществе сейчас очень много. И для того, чтобы ее хоть в какой-то степени нейтрализовать, нужно четко понимать, с чем ты идешь на контакт, и как это подать. Я ответила на твой вопрос?

Игорь Алимов: Да, более чем. На самом деле, я этим вопросом, я просто нашим слушателям хочу донести такую мысль, что голос — это важнейший инструмент, которым нужно владеть. Но, самое интересное, что он дан нам всем, но мы его совершенно не развиваем, потому что либо не понимаем необходимости, либо не владеем методиками, а чаще — и то, и другое.

Например, как я пришел к этой необходимости? Ввиду того, что попал в ситуацию, когда голос мой — основной рабочий инструмент. Но, с другой стороны, мы, общаясь с работодателями, то есть многие из тех, кто нас слушает, это люди, которые хотят найти работу в интернете, и планируют освоить профессии, и им предстоит контакт с работодателем.

А поскольку наша аудитория — это люди возраста 50+, у многих есть вот этот внутренний страх, внутренний комплекс общения, вот эта зажатость. И понимаешь, что какими бы методиками ты эту зажатость не прорабатывал, но, если в голосе будет звучать неуверенность в себе, работодатель все равно всегда считает.

И по этой неуверенности, ты можешь быть классным профессионалом, но если ты не умеешь это правильно подать, то я боюсь того, что я, скорее всего, знаю, что так оно и будет, что работодатель эту неуверенность считывает, и даже менее мастеровитый кандидат за счет более правильной презентации может получить это место, а не тот, кто этого достоин. Возникает вопрос. 

Как человеку себя правильно научиться подавать и научиться говорить, если ты раньше этим профессионально не занимался? С чего начать?

Тамара Кожурина: Знаешь, я тебя очень внимательно слушаю. И у меня параллельно возникло, не так давно произошедшее. Мы ведь от рекламы ужасно устаем. Когда по телефону тебе звонят, и дежурным голосом тебе говорят: «Такой-то, такой-то…».

Во-первых меня очень трудно обмануть, потому что я — актриса. Я за словами, за звуком, еще слышу мысль. То есть вранье, это совершенно отметается. Нельзя врать! Врать, по сути, по своей. Ты звонишь и объясняешь что-то такое для человека, чего он не знает. Прежде всего, у тебя должно быть желание не навязать ему, а предложить, помочь: «Я хочу вам рассказать. Возможно, вам это пригодится». Потому что сейчас такая ситуация, выгодная или невыгодная,  для какого-то возраста. Я понятно говорю?

Игорь Алимов: Да, да.

Тамара Кожурина: Вот это вранье и агрессия. Агрессия — это значит, я, действительно, задавлю своей информацией, не слышать другого. Я не помню, кто это сказал, читала, вероятно, в интернете анекдот какой-то: «Ты продолжаешь говорить, или у нас диалог?» Понимаешь, нужно в диалоге находиться с человеком и слышать его настроение.

И, наверно, еще, чтобы я сказала, это знание предмета, потому что кто ясно мыслит — ясно излагает. Когда ты проникся и когда ты уважаешь, допустим, какое-то свое дело или какую-то свою тему, то ты тогда и говоришь заинтересованно.

Игорь Алимов: Вот тут как раз и интересный момент, что на практике врубаются такие элементы, какие-то свои внутренние комплексы, зажатость. Потому что мы сталкиваемся с тем, что очень много людей, особенно, в возрасте 50+, даже являясь хорошими профессионалами, они боятся об этом заявить.

Тамара Кожурина: Что он хороший профессионал?

Игорь Алимов: Да, да.

Тамара Кожурина: Я горжусь этим. Я должна гордиться тем, чем я владею, и я хочу поделиться. Твое дело, твое право распоряжаться этой информацией: «Нет, спасибо, мне это неинтересно». Или: «Мне это интересно. Ну-ка, ну-ка, расскажите мне». И тогда ты отдаешь это.

Помнишь, когда мы говорили о звуке? Звук нужно отдать, его нужно отослать собеседнику. Для чего? Для того, что на слух человек воспринимает. То же самое, об идее, о любой идее — отдай, поделись.

Анекдот помнишь про двух собак на Пушкинской? 

Игорь Алимов: Нет.

Тамара Кожурина: Тогда я рассказываю для всех.

По нашей Пушкинской идут навстречу друг другу две собаки. Подходят, поравнялись, и одна говорит гордо: «Здр-р-равствуйте! Я доберман-пинчер». А вторая говорит: «А я просто пописать вышла». Вот я всегда говорю: «Вот выбирайте: вы — доберман, или просто вышел погулять?»

Понимаешь, о чем говорю? То есть, когда у человека есть что-то такое. Какие подарки ты любишь дарить людям, которые у тебя завалялись, или подарок, который бы ты сам хотел подарить себе?

Игорь Алимов: Ну, конечно.

Тамара Кожурина: Вот, видишь. А разница-то какая? Там тоже может какая-то вещь лежать. Но, когда ты берешь эту вещь, как ненужную, и отдаешь ее, даришь кому-то, то она и воспринимается, как ненужная. А когда ты даришь человеку, продумав: «Ой, слушай. Как здорово! Я бы хотел, чтобы она у него там стояла, потому что мне она нравится», — и ты даришь эту вещь какую-то или предмет какой-то. Понимаешь, да, разницу?

Игорь Алимов: Конечно.

Тамара Кожурина: То есть я отдаю с желанием и с готовностью поделиться, или я так в сторонке постою. Преодолеть это, безусловно, не так просто, потому что у человека психологические зажимы есть. Но что такое, на самом деле, психология? Это тот комплекс, который ты, на самом деле, где-то не изжил в себе. А какие могут быть комплексы у взрослого человека? Возраст? 

Игорь Алимов: Чаще всего.

Тамара Кожурина: Да, боже, упаси. Чем я виновата перед тобой? Ты будешь точно такой через несколько лет. Когда мне рассказывают, что, допустим, неуважительно относятся к пожилым людям, не уступят место, я говорю: «Ребята, они несчастные люди, те, которые не понимают того, что они через несколько лет будут на этом же месте сами».

И меня возмущает до глубины души, когда в интернете, я буквально вчера это читала, когда какая-то девица, наша, по-моему, ростовская, написала, как гордо она это заявила: «Что это я должна толстой какой-то чушке уступать свое место?» Она не помогла ей подняться как раз в автобус. И там полемика разыгралась невероятная, что она права или не права, что пусть пожилые сидят дома, куда они ездят.  

А мне ужасно захотелось, но меня всегда придерживает мое чувство, не влезать в эту драку. Мне ужасно хотелось сказать: «Ребята, тут вообще выеденного яйца не стоит это обсуждение. Что вы обсуждаете?» Ведь, по большому-то счету, мы просто должны уважать друг друга, уважать, в каком бы возрасте мы не находились. То есть дискриминация по любому признаку: по возрастному, по национальному, по цвету кожи — это же европейские ценности нам преподносят.

Ребята, ну, давайте, если вы хотите в Европе, так давайте в Европу. Но самое лучшее возьмём из Европы, а не те, которые мне тоже не очень нравятся. Ты понимаешь, да?

То есть психологически себя человек должен чувствовать в комфорте, в уважении к своему возрасту. Нет ничего дурного в том, что мы уже не так выглядим, как 20 лет назад, что мы не так скоро можем включиться в интернет. Я не считаю это зазорным. Стыдно, говорят, не ни знать, а не хотеть знать. Стыдно не уметь, а не хотеть научиться.

То есть человек это должен просто переступить в себе, вероятно. Мне так кажется.

Игорь Алимов: На самом деле, я полностью здесь согласен. И возвращаюсь к вопросу голоса, чтобы у вас было понимание, у наших зрителей было понимание, как все это связано. Голос — это выражение того, что находится внутри вас, как ни крути. И это исходит из вашего внутреннего состояния.

Если вы боитесь о себе заявить, если вы зажаты и так далее, это то, что проявляется в вашем голосе. Тут работать имеет смысл не только со звуками, но и работать с тем, что лежит за этими звуками, то есть за теми убеждениями, которые есть. Потому что, если вы будете работать со звуками, вы научитесь красиво врать. То есть внутри себя вы будете чувствовать эти комплексы, тараканы, но говорить об этом будете очень красиво.

Тамара Кожурина: Вот пример того, как мой замечательный ученик быстро, емко рассказал то же самое, что я только что долго-долго размазывала. 

Спасибо тебе. Вот в этом мы друг друга можем продолжать, и помочь, и дополнить.

Игорь Алимов: На самом деле, есть здесь тоже на этот счет анекдот. Тоже люблю одну интересную историю, когда один друг к другому подходит и говорит: «Слушай, я тут знаю, ты с психологом недавно работал». Он говорит: «Ну, да». «Я слышал, ты там писался постоянно». Он такой: «Ну, да. Было». Говорит: «Ну, и как? Ты с психологом поработал, помогло?» Тот отвечает: «Да, очень помогло». Друг спрашивает: «Перестал?» В ответ: «Нет. Я теперь этим очень горжусь».

Поэтому здесь тоже очень важно эти понятия не подменять. И очень важно работать не только с внешней оболочкой, а именно, голосом, а также со своими убеждениями. Поэтому тут не надо смотреть на инструмент, как голос, как решение всех задач, но тем не менее мы именно на нем сейчас концентрируемся, потому что о психологии мы говорим много. И очень здорово, что как раз Тамара подчеркнула то, что касается вопросов комплексов, и то, что своего возраста не надо стыдиться.

Меня в этом плане всегда в вас вдохновляет ваша жизнерадостность. И это реально очень здорово. На мой взгляд, это всегда очень круто.

И вот здесь такой вопрос. На самом деле, я так проанализировал, когда мы начали с вами работать, что нас никогда в жизни не учили говорить правильно. Но, по сути, мы сталкиваемся с логопедом только тогда, когда что-то вообще у тебя не то идет по жизни. Я так проанализировал мой опыт, когда со мной говорили о звуках, как бы ни «а», «б», «в», «г», «д», то есть просто алфавит выученный, а вот на английском языке меня учили два года английскому произношению, а русскому меня никто не учил, вот до момента, пока мы не начали работать, когда мне стукнуло 26. 

И когда я первый раз с вами начал работать, я понял, что я даже 90% звуков говорю неправильно, и очень тяжело свой язык перестроить. Я знаю, что и сейчас далеко до идеала. И тем не менее вопрос. 

Как быть человеку, когда он лет в 50, 60, 70, 80, понимает, что, оказывается, он говорил неправильно, и что он может с этим сделать?

Тамара Кожурина: Не помнишь, какой главный принцип? Сегодня я сделала ошибку, я в самом начале наших уроков, когда записывать мы начали, я не сказала этот принцип. И я должна это исправить.

Какой главный принцип я говорила? Человек, который хочет научиться говорить хорошо, что он должен научиться? Подскажу.

Игорь Алимов: Думать, по-моему. Слышать.

Тамара Кожурина: Слышать — это очень важное условие. Понимаешь, мы, на самом деле, как бы говоря, мы не слышим, что мы говорим и как. Мы не контролируем себя. Когда человек сосредотачивается на том, что он говорит и как он говорит, какое он производит впечатление на окружающих людей, тут неминуемо происходит чистка. Потому что, если человек картавит, к примеру, или у него западает какой-нибудь звук, и его каждый раз переспрашивают, а он нервничает, как будто виноват тот, который его не допонимает. А ведь не допонимают тебя, потому что у тебя какая-то проблема. Верно?

И когда говорящий человек, то есть я, когда уже себя как бы немножко послушала, я всегда предлагала, помнишь, послушать себя беспристрастно, просто как постороннего человека, но в то же время, с пристрастием: «Что он там что-то не то мне подсказал». То есть как будто бы ты слышишь постороннего человека, но не делая скидку на то, что это твой голос все-таки. Верно, да?

Когда ты самодиагностику произведешь, скажем так, то ты поймешь свои проблемы. А если ты поймешь проблемы — ты уже знаешь, как, собственно, мы тебе дали инструмент какой-то, я или кто-то дал рекомендацию, и ты начинаешь исправлять ее. И в конечном итоге, ты достигаешь того самого результата, скажем, как улучшение.

Ты ведь начал почему голос ниже опускать? Ты ведь разговаривал наверху все время, ты говорил на вот этих связках, и у тебя уставало горло, у тебя уставала вся мускулатура. Ты расслабил, ты поставил туда этот голос, ты сделал себе такой вот подарок.

Я всегда говорю: «Как человек может научиться плавать, если он, собственно, вот такой?»

Игорь Алимов: Собственно говоря, по поводу голоса как раз я согласен, что надо научиться слушать себя. И вот здесь появляется еще один момент, с которым человек сталкивается, когда впервые слышит свой голос со стороны. Я знаю, что очень многим свой голос не нравится, потому что кажется, что мы говорим им, может, и некрасиво, но вроде не коряво. А тут сидишь, начинаешь себя записывать и слушать, сидишь и думаешь: «О, господи!»

Вопрос. Как к этому отнестись, как это преодолеть? 

И отсюда второй вопрос. Красивый голос — это то, что дано, или то, что можно и нужно заработать?

Тамара Кожурина: Я не открою секрет, если скажу, что никому, в том числе и профессионалам, вначале свой голос не нравится. Потому что, когда я в первый раз себя услышала, наверно, года полтора я привыкала к своему голосу. И это, конечно, не нравится, потому что хочется улучшить. 

Но я сразу оговариваю такой вопрос. Господь Бог наделил одного высоким, другого низким голосом. Вот в Белоруссии почему-то у всех мужчин высокие голоса. Это обусловлено и территорией, и какими-то природными условиями, там многими…

Игорь Алимов: Генетика, наверно?

Тамара Кожурина: Генетика, безусловно. Кардинально изменить голос невозможно. Но я всегда говорю, что у нас есть возможность расширить возможности голосовые. А для этого как раз и существуют те самые, скажем, упражнения голосовые.

И я сейчас тоже не открою секрет, наверно, если я вам скажу, что от вашего настроя зависит голос, от вашей, в конечном итоге, свободы внутренней. Это то, что в комплексе дает: хорошее питание, хороший образ жизни, хорошее настроение, хорошее окружение, хороший, в конце концов, настрой на эту жизнь. Если ты все время в подавленном состоянии находишься и копаешься в своих каких-то мелочах, то ты и сам такой, ты такой весь зажатый, и голос у тебя такой.

Я опять же не открою секрет, что человек усталый, он звучит по-другому. Верно? Но устать можно от всего, даже от мыслей. Поэтому человек, прежде всего, должен подумать, извини, я так скажу, может быть, это слишком философски, наверно, о том, зачем он живет, про что он живет. Или вот эти мелочи вечно выкорябывает.

Я сейчас с ужасом, с ужасом смотрю, иногда попадая на телепередачи, хотя я телевизор не смотрю вообще, при всем при том, что ты знаешь, что я телевизионный, на самом деле, работник, радийный. Но я не смотрю. Почему? Потому что я вижу, какая мелкая пошла фактура, мелкие темы, вот эти скандалы, вот это все. Ну, какие там голоса?

Игорь, скажи мне, какие там могут быть голоса? Брезжащие, дрожащие, плачущие. Их тема, чем они наполнены сами, формирует голос.

Игорь Алимов: Массовость понижает качество, в любом случае.

Тамара Кожурина: Когда человек углубляется в себя, в свои собственные мысли, чем он живет, как он живет, он начинает себя слышать, сам себя — это главная, это отправная точка.

Я сама себя услышала и думаю, надо бы этим поделиться с человеком другим чем-то вот хорошим. И дальше уже возникают какие-то инструменты, которые улучшают, в том числе, и мое звучание, и качество моей жизни, лично моей жизни.

Поэтому я могу сказать, что заниматься собой, заниматься своим голосом, качеством, как ты звучишь, как ты говоришь — это вообще эгоистичный процесс, это сам себя ты начинаешь как бы строить. А если ты начинаешь строить, и не останавливаешься на достигнутом, то ты можешь улучшаться бесконечно долго.

Игорь Алимов: Да, я полностью с этим согласен.

Тамара Кожурина: Ты говоришь: «Жизнь на все 100». Вот на все 100 нужно настраиваться, и, вполне возможно, что где-то, может быть, до 90 доскочишь.

Игорь Алимов: Подводя итог того, о чем Тамара сейчас сказала, о чем я говорил, на самом деле, мы пришли к тому, что голос — это один из инструментов, потому что, по сути, когда мы говорим, будь то в рамках нашей компании «Жизнь на все 100», будь то в рамках нашего проекта «Академия заработка для тех, кому за 50», мы понимаем, что наша жизнь, если на нее объективно посмотреть, это не только там голос, или питание, или тело, или работа — это как раз комплекс. По сути дела, мы собираем пазлы, мы собираем один большой пазл, скажем по-другому, одну мозаику, состоящую из пазлов.

Вы видите, мы работаем с разными экспертами, мы общаемся с разными экспертами, ровно также вот недавно с Вадимом Масенко, с актером, я записывал интервью. И мы с ним разговаривали и говорили про актерское мастерство, и как оно влияет на жизнь. Но каждый же эксперт смотрит через свою призму на жизнь. В вашем случае, голос очень важен, в его случае — актерское мастерство, в моем понимании профессии — то, чем ты занимаешься.

И когда ты начинаешь смотреть на все, как на такую мозаику, состоящую из пазлов, то начинаешь понимать, что надо работать не над чем-то одним, а над всем постепенно, пошагово.

И как раз очень здорово, что с Тамарой мы записываем как раз курс, который позволит вам прокачать голос, потому что, к большому сожалению, в нашей жизни не было момента, когда с нами занимались этим профессионально. Я повторюсь, когда я изучал английский язык, я два года учился правильно говорить. И с точки зрения звуков, скорее, мои звуки английские лучше, чем мои звуки русские, потому что там со мной занимались этим профессионально, а тут по жизни со мной, до момента нашего знакомства, этим не занимались.

И я понимаю, что мне в силу своей профессии к этому пришлось прийти, а многие из наших слушателей об этом не задумывались. И нам иногда кажется, что нас не взяли на работу, потому что не смог себя правильно подать. Почему не смог правильно себя подать? Потому что где-то был зажат. Зажат почему? Потому что какие-то комплексы.

Но, с другой стороны, где-то был там какой-то ближайший голос, где-то неуверенность — и все это в комплексе формирует впечатление о нас. И если есть желание жить на все 100, то надо наполнить свою жизнь теми элементами, которые позволят вам сказать, что я живу на все 100. И один из элементов — это, безусловно, голос.

Поэтому, Тамара, огромное спасибо за такую беседу. Я считаю, что это было очень полезно, продуктивно.

Тамара Кожурина: А мне можно? Маленький-маленький довесочек еще скажу. Я хочу пожелать слушателям, которые, надеюсь, прислушаются к нашему разговору. 

Знаете, в наше такое очень материалистическое время мы очень много уделяем внимания внешнему виду, как мы выглядим, какую фирму носим, на какой машине ездим, в каком доме живем — это имеет право быть, и более того, это важно, потому что всем хочется жить красиво. Но внешний вид, который вы оцениваете себя в зеркало, вы это на поверхности все видите и можете быстро подкорректировать, надеть там в тон или, наоборот, переодеть платье, поменять машину, прочее, прочее.

Так я вам хочу сказать, что голос — это такое же ваше лицо. Просто голос не видите вы. Поэтому я и говорю: «Услышьте себя: как вы говорите, что вы говорите, что вы несете этому миру. Начиная, конечно, от темы, чем вы живете, как вы это подаете. Это тоже своего рода одежда, лицо ваше».

Поэтому я всегда предпочитала телевидению радио, потому что на телевидении картинка, на телевидении много отвлекающего, а радио, оно раздевает человека, и поэтому там голос слышен во всей его, как говорится, красоте или не красоте, во всем естестве.

Игорь Алимов: Самое интересное, приходя на собеседование, одежду ты можешь сменить, грубо говоря, можешь за одеждой спрятаться, а вот за голосом, действительно, не спрячешься. Поэтому это тот инструмент, который будет с вами при любых раскладках. Вопрос в том, как вы будете им пользоваться. Будете вы его использовать себе на благо или во вред. И самое интересное, он будет производить эффект, вне зависимости от вашего желания. А вот то, какой эффект, это уже зависит от вашего желания и трудолюбия.

Спасибо большое, Тамара, за то, что когда-то мне эту мысль в голову, скажем так, всадили. И я за это очень благодарен. И это, действительно, облегчило мне и жизнь, и работу. И я уверен, что многие из наших слушателей смогут на это посмотреть, и услышать себя несколько по-другому.

Поэтому огромное спасибо за нашу беседу.

Тамара Кожурина: Спасибо. Мне тоже очень приятно. Во-первых, что эта тема вообще попала в поле такого внимания. Очень приятно мне это. Любите русский язык, любите свой голос, любите вообще речь.

Всего доброго!

Игорь Алимов: Счастливо. Спасибо большое, друзья, за то, что были с нами.

И до встречи!

Оцените статью
Академия заработка в интернете
Добавить комментарий